Алиса в стране чудес

Доминику часто путают с Доминиканской Республикой. Неужели людям лень различать длинные слова? Запомните все наконец: Доминиканская Республика — вверху карты и справа, на большом острове Гаити, а Доминика — южнее и левее, миниатюрная(47 на 25 км) крапинка в цепочке Малых Антильских островов.остров Доминика

Жить в Розо

Последний отрезок пути я преодолела самолетиком, в который вместились лишь 12 людей. Я была единственная белокожая. Солнце, ярко-синий океан с рябью от волн, зеленые островки, белые сказочные тучи. И вот приземлились на маленьком горном острове — Доминике.

Казалось бы, здесь и поверить в реальность всего, что происходит, но… все выглядело как киносъемка, где в главной роли — я сама. Океан, тропическая растительность, горы, по них кружит дорога, экзотическое население. Остановились несколько раз перекусить и скупались в самой глубокой местной реке. Вообще-то здесь многие реки, около 365: мелкие, быстротекущие, каменистые и очень чистые.

Столица — город Розо: двухэтажные домики в особенном стиле, улочки с односторонним движением, хороший причал, две самых богатых гостиницы города, ботсад (таких деревьев в жизни не встречала). Удивили размеры столицы: один конец города видно из другого.

Долгожители и растаманы

Если описывать конкретного человека этой страны, то не стоит говорить о черных волосах, карих глазах… как о личных приметах. Надо определиться с оттенком кожи: черный, темный, коричневый, светло-коричневый.

Вторая особенность — все люди с вами здороваются и спрашивают о вашем настроении. Ведь здесь все друг друга знают и живут в мире. Позволяется ездить на машине после употребления алкоголя, однако люди садятся за руль только трезвыми, ну, или почти. Доминикци умеют отдыхать и расслабляться без вреда для других.

ДоминикаЗдесь очень сложно определить чей-то возраст. Женщины в основном стройны, грациозны, а мужчины — подтянутые, мускулистые. Ни одной морщины на лице, только разговор и поведение намекают на годы. Лишь нескольких людей я встретила, каким можно дать за 70. Полно долгожителей. По-видимому, это объясняется чистой водой, здоровой едой и особенным воздухом с примесью серы: у меня кожа на третий день стала такой гладкой, будто я месяц делала маски.

Сложно обойти вниманием темнокожих стройных, сильных мужчин с львиными гривами, нечесаными лет двести. Местные называли их «раста», не вспоминая имени, «Hi, rasta man»!

Я спросила, что же их отличает, и мне сказали, что коски-дрэды, своя наркоманская религия и вавка в голове. Лет тридцать тому назад раста начали убивать белых людей в разных местах острова, и правительство приняло решение убить всех раста. То была война, раста прятались в горах и непролазных джунглях. Многие из них обрезали косы. Но это уже забытые дела. Из моего личного общения из раста создалось впечатление, что все они немножко дети. Может, через особенно открытую улыбку, а может, через манеру говорить то, что думают. Мысли у них в большинстве своем позитивны и просты, без всяких «взрослых» проблем и душевных терзаний.

В параллельный мир

Сидела на берегу, рассматривала челноки возле самого края горизонта, рассуждала о человеческом счастье… Но недолго. Нет спокойствия на свете, и слава богу. Местный добрый мужчина предложил поплавать с маской. Я согласилась: давно хотела попробовать.

Опустив лицо в воду, чуть ли не забыла дышать. На меня хлынул другой мир. Боже, как красиво! Подо мной мигали стаи огромных ярких рыб, камни обросшие ежиками, растения — от трубчатых к абсолютно неописуемым формам. Все это жило и двигалось, а лучи солнца танцевали желтыми полосками по дну. Иногда, чтобы проверить, живая ли я, я подводила голову, и суходол жал своей трезвой реальностью. Но волны, пытаясь повернуть меня в свою казну, размазывали изображение мира людей, и я опять попадала в параллельную реальность, где небо было странно-трепетной, волновой оболочкой, и его могли касаться рыбки.

ДоминикаА дальше дно имело причудливую форму: поднималось на расстояние вытянутой руки и сразу же резко шло далеко вниз, иногда слишком — виднелась только темнота. Дух перехватывало от неожиданной глубины. В ней порою взблескивали стаи рыб. Теперь я понимаю фильм Люка Бессона «Голубая бездна»: водная бездна влекла к себе загадочностью.

Следы морских звезд на камнях напоминали древние магические надписи. Невероятно яркие рыбы, скаты, черепахи… Если кто когда-то назовет меня черепахой, я буду счастливой, как никто в мире!

 Шампанское внутри и внешне

Каждую субботу я спешу до Шампинга — самого спокойного для меня места. Кажется, я выучила все уголки этого пляжа.

Название «Шампинг» — от шампанского. Из дна бухты поднимаются маленькие пузырьки воздуха — следствие вулканической активности. Это красиво, но, чтобы почувствовать себя волшебником, стоит прийти сюда ночью.

Мы праздновали день рождение и выбрались к Шампингу вечером с салатами и, как подобает, с шампанским. Незаметно за весельем наступила ночь. Любителей поплавать в темноте было немного, но я, к счастью, оказалась среди них. Погрузилась в теплую, спокойную воду. Несколько взмахов руками — и замираю, завороженная странным блестящим узором. Движение ноги — и из-под нее вырываются вверх удивительные блестящие огоньки. Движение руки — и полетели такие же светлячки. Чары творения огня в воде!

Мое воскресенье

Я искупалась в сказочной пещере Ти-Ту-Гош и продолжила себе жизнь. Пришла сюда со своим европейским гостем, который живет на соседнем острове Антигуа. Ян разглядел непривлекательный расселину, в которой я не видела ничего интересного. Хоть как я не хотела лезть в маленькую темную нишу, а бессмертие звало к себе. Солнечный реальный мир спрятался сразу за причудливыми краями пещеры: хмурые стены нависли над головой, а высоко наверху, среди обвислых лиан, паутины и экзотических растений, проглядывала полоска светла. Водоросли хватали за ноги в холодной темно-зеленой воде, стремительный поток хлынул навстречу. Кажется, когда-то очень давно я видела это место и мечтала очутиться здесь… Каждый новый поворот нес воспоминание, что я здесь была. Это как встреча с собой. Вышла на свет с зарядом бодрости и желанием перевернуть мир. От местного, который наблюдал за нами, услышала легенду, что такой экстремальный заплыв против течения водопада в ледяной воде добавляет пять лет жизни…Остров Доминика

А потом я подержала за руку смерть в водопаде Виктория. Сорвалась из мокрого камня, когда в темноте возвращалась через очередной порог бурной реки… «Вот оно, — подумалось. — Так и отходят счастливые люди». Но вода почти бережно, хотя и стремительно, вынесла меня наверх, поэтому я, изо всех сил забарахтавшись, уцепилась за скользкий камень… Пьяная от пережитого, и еще не осознавая полностью свою удачу, мы преодолели последние пороги. Я не знаю, как мы нашли обратный путь и ключ от машины в темноте, без месяца и звезд. Но вот стоим, с небывалым наслаждением вдыхаем окружающий мир и замечаем абсолютно фантастическую картину полета звезд в темноте деревьев. Никогда не видела столько светлячков, которые так быстро двигаются в разных направлениях и плоскостях!

 По следам Джека Воробья

В 2005 году на Доминике снимали фильм «Пираты Карибского моря: Сундук Мертвеца». Мы выбрались на пляж, которым Джек Воробей убегал от туземцев, — помните этот момент?

Побережье Хемпстед-бич расположен на севере Доминики. Пишут, что это наилучший пляж острова, а в действительности есть и не менее хорошие.

Джек Воробей в ДоминикеСправа было видно арку, которая часто появляется в фильме. Слева параллельно морю проложила себе путь река. На момент съемок фильма, по-моему, она пересохла. Пересекаем ее: местами вода доходит лишь до щиколоток, а дальше — к коленям и выше. Вот и пальмы — точно те, что в фильме. Зато острые пики гор за ними были дорисованы. Океанские воды, в которых стоял корабль «Черная жемчужина», конечно, миллион раз изменились, но ощущение при взгляде такие же. Красиво. Раздолье… Хочется изо всех сил пробежать по мягкому, теплому песку. По-видимому, Джони Депп и тот пес чувствовали то же.

В гостях у людоедов

Местные каннибалы — не совсем голливудская выдумка. Доминика — это единственный из Карибских островов, где сохранилось коренное население.

Когда-то индианцы араваки жаловались Колумбу на своих свирепых соседей, которые осуществляли на них опустошительные набеги и, съедали пленных. Хотя «кaниби» языком индианцев значило лишь «люди из клана маниоки», однако для европейцев это слово было синонимом людоедства. Потом, трансформировавшись в «карибы», оно стало названием региона. В настоящее время, говоря о Карибском море, уместно называть его Людоедским. Хотя кто знает, насколько кровожадными были индианцы карибы. Ведь записал же Колумб в свой журнал «свидетельство» жителей Кубы: «Кaнибы — существа одноглазки и с головой собаки». Да и католическая церковь охотно использовала людоедскую тему для оправдания своих зверств в Новом Мире. Как бы там ни было, Европой гуляли мифы. В своем памфлете такой себе француз Рашфор описывал вкусовые качества Европейцев с точки зрения карибских каннибалов: англичане — плотные и плохо перевариваются, голландцы — никакие, ну, а французы — самые вкусные, деликатесные.

Теперь канибы живут в резервации на севере Доминики. Туда мы с Яном и отправились.

Индейская территория: 8 сел, 3000 жителей. Нигде не видно признаков примитивного племени, которое тихо и беззаботно живет в своих вигвамах. Никто не ходит в юбках из пальмовых листьев и уже точно не видно обгрызенных человеческих скелетов. Все та же сельская Доминика: небольшие плантации, хаты, пикапы около обочины, антенны на бамбуковых жердях… Лишь деревянные дома на высоких опорах, сувениры из камыша, бамбука и кокосов выдают индейскую резервацию.

Потомки воинственного племени превратились в фермеров. Иронии добавляет то, что бывшие мореплаватели прислоняются в закоулке, откуда доступ к морю почти невозможен.

Однако есть то, что связывает карибов с легендарным прошлым. И эта связь крепка, как индейские каноэ, выдолбленные из стволов гигантских деревьев. Такие лодки разной степени готовности мы встречали то здесь, то там около жилищ туземцев.

Как бы там ни было, а бывшие обладатели Карибского моря потом пятиста лет истребления смогли выжить. Многим удалось избежать заселения негритянского генотипа и сохранить черты предков : светлую кожу, длинные, прямые волосы, широкие скулы. И пусть молодежь не помнит родного языка, но создали же здесь этнографический ансамбль, который гастролирует по всему свету, рассказывая о культуре карибских индианцев.

Добрые левиафаны

Западное побережье Доминики — единственное место в мире, где постоянно живут кашалоты, другие киты встречаются здесь из ноября по март.

Чтобы выследить эти создания, мы забрасывали в глубину карибских вод длинный кабель и Доминикадолго слушали звуки. Наконец услышали характерное щелкание и дыхание не менее четырех китов. Но ожидать, пока они всплывут подышать, не стали: на определенном расстоянии был замечен кит, который пускал фонтанчики воды, и мы помчались к нему.

Это был китеныш около пяти метров длиной. Он смешно покачивался, показывая то голову, пуская фонтанчик, то спинной плавец и низ туловища. Так малыш провел минуты три, и я наконец сказала ему: «Ну, рыбка, теперь, покажи нам хвостик». Послушный китеныш, будто только и ожидало моих слов, грациозно поднял хвост и пошел на дно. Все на яхте были возмущены таким несанкционированным поступком, зато я теперь знаю: киты понимают английский.

Появился еще один кит — больше, он громче фыркал и пускал высокие фонтаны. Был с характером: чувствуя, что за ним следят и щелкают фотоаппаратами, набрал скорость и отплыл. Но мы гнали на всех парах. Тогда бедняга не менее грациозно поднял свой огромный хвост и, махнув нам на прощание, нырнул.

Так мы, срываясь из места, плавали от одной группы китов к другой и наблюдали взмахи хвостами, каждый раз иные.

Меня заворожило еще кое-что. При взгляде на берег из моря стало предельно ясно, какое здесь все маленькое и как все близко. Была чудесная погода, и я видела по бокам от Доминики два острова: из юга — Мартинику, из севера — Гваделупу. Маленькие островки, которые держатся друг за друга, а вокруг — сплошное пространство волновой, синей стихии.

Зеленая земля

ДоминикаСодружество Доминики — независимое государство в районе Восточных Карибов.

Доставаться оптимально через Лондон или Нью-Йорк с пересадкой в соседних с Доминикой островных государствах: Антигуа и Барбуда, Барбадос, Гваделупа, Мартиника, Пуэрто-Рико, Сент-Люсия, Сен — Мартен. В Розо круглогодично причаливают круизные суда.

Наилучший сезон — с ноября по март, остальное время периодически дождит.

В августе 2015 года страну опустошил ураган «Эрика», после чего она усиленно отстраивается.

На острове — 4 национальных парка, один из которых входит в Наследство ЮНЕСКО. Есть кипящее озеро, реки с термальной водой разных цветов. Здесь наибольшая в мире концентрация живых вулканов.

Страна первой в мире получила отличие «Зеленая земля: пункт назначения» от экотуристической организации «Green Globe ХХІ».

Здесь больше всего в мире долгожителей — в целом около 1000 столетних людей на 73 000 населения.