Большое Барьерное Чудо

bolshoi-barernyi-rif_3Это наибольшая живая структура на Земле, она видна даже из космоса. И образовалась она в одной из самых бедных зон Мирового океана. Загадки и красота Большого Барьерного рифа влечет ученых и просто дайверов.

Мировой океан укрывает 71 процент поверхности Земли. Может показаться, что жизнь в нем бурлит от берега к берегу, но это не совсем так. Его жители сконцентрировались преимущественно вдоль побережий. На мелководьях тропических морей сформировались удивительные экосистемы — коралловые рифы. И один из них затмевает все другие.

Большой Барьерный риф (ББР) протянулся вдоль всего западного побережья Австралии на 2300 километров. На западе он подступает к Австралийскому континенту, на западе круто обрывается в глубины Тихого океана.

Жизнь здесь вовсе не ограничивается самими лишь кораллами — есть лагуны, острова, подводные луга…

Сразу бросается в глаза разнообразие рыб. Их здесь свыше 1500 видов. И у каждого — свой образ жизни.

Однако не естественное разнообразие выделяет Большой Барьерный среди других рифов. Ни рыбы, ни моллюски, ни кораллы не объясняют его феноменальных масштабов.

Подводные луга

Один из главных биотопов ББР — подводные луга. Как и на пространствах африканских национальных парков или Больших американских равнин, трава является основой питания здешних «вегетарианцев». В том числе таких больших, как дюгони — родственники слонов. Подводные пастбища тянутся вдоль всего ББР и занимают свыше 40 тысяч квадратных километров песчаного дна. Но как они связаны с размерами рифа? Луга являются следствием существования рифа, а не его причиной. Именно риф обеспечивает морские barernui-rif-2травы материалом, на котором они растут, — песком.

Часть этого песка порождает животный мир. Рыб-попугаев замечаешь на любом рифе. Массивный клюв дает им возможность чрезвычайно легко разгрызать кораллы. Они питаются коралловыми ветками, усваивая их тонкую биологическую оболочку. Во время пира рыб-попугаев под водой слышится громкий хрумкіт. Частицы кораллового скелета перерабатываются их организмами и выходят в виде песка. Да-да, того же, белоснежного, взлелеянного в мечтах многими в виде сказочных тропических пляжей.

Песок слипается с обломками известняковой породы и образует холмы. Так возникают острова, на которых благоденствует немало жителей кораллового рифа. Вдоль всего побережья разбросано свыше 600 островов, оккупированных суходольными растениями и животными. Или такими, которые чредуют свое пребывание то в одной, то в другой стихии, — например, как черепахи.

Риф и животные

Островки, которые стали отдельными экосистемами, являются роддомами для многих поколений редких зеленых черепах. Ежегодно 38 тысяч «бронированных» самок приплывают на песчаные пляжи ББР, чтобы отложить яйца. Они родились здесь (и, возможно, не приплывали десятки лет) и теперь вернулись, чтобы вывести новое поколение.

Острова — еще и любимое место гнездования 20 видов птиц. В целом здесь встречается 240 видов пернатых — 1,4-1,7 миллионов особей!

Песок важен для существования ББР, но это лишь одна из причин небывалого разрастания этого образования. Где же тогда разгадка? Она просто под рифом. Из космоса видно, что ББР расположен на огромной шельфовой платформе, которая обеспечивает небольшие глубины, которые подходят для распространения кораллов. Заканчивается шельф обрывами, за которыми угадываются невероятные глубины Тихого океана.

Но не только потому риф так забурлил. В северную его часть проникает океанское течение из Кораллового моря. Это не назовешь слабенькой струей. Ширина течения может достигать 100 километров, а глубина — 500 метров. Течение переносит 30 миллионов кубометров воды за секунду! А вместе с ней — и жизнь.

0306638001377156710_kelly-wallyДа и этого не достаточно. В океане, который окружает этот риф, питательных веществ маловато. То как же система функционирует?

Невероятно, но все это сотворило крошечное существо — коралловый полип, животное, не длиннее миллиметра и вообще мало похожее на живой организм. Его едва можно разглядеть невооруженным глазом, а он построил рифовую систему величиной из Великобританию.

Кораллы, из которых состоит риф, — это колонии крошечных полипов, каждый из которых умещен в известняковую оболочку. Поэтому все «башни», «поля», «рога», «веера» и «грибы» самых разнообразных форм и расцветок — это в действительности города и страны миниатюрных существ, которые никогда не покидают уютных каморок на поверхности своих «небоскребов». Они строят, строят жилье, которое превращается в известняковые химеры.

Следовательно, каменные кружева в море покрыты чрезвычайно тонким слоем живой ткани. И это делает такой мир чрезвычайно уязвимым. Скажем, рыбы-ангелы могут показаться безопасными, однако они питаются именно кораллами, как и рыбы-попугаи и многие другие морские обжоры, для которых ВБР — и стол, и дом. Настоящей бедой для рифов являются морские звезды.

Большинство падких на кораллы созданий активны днем. Поэтому в светлую часть суток маленькие строители прячутся, а ночью появляются, и именно тогда мы можем их разглядеть. Если ополчиться увеличительными принадлежностями, можно увидеть абсолютно фантастическую картину — по всей поверхности рифа будто оживают миниатюрные статуи или. Их головки выдвигают гибкие живые хоботки и язычки, которые ловят планктон, который проплывает рядом. Живая бахрома мерцает, ее красочные или прозрачные кисточки извиваются, округлые ячейки-окошки пульсируют.

Полипы, эти малыши, на некоторых густонаселенных участках рифа умудряются даже воевать. Они выдвигают щупальца, с помощью которых могут уничтожать своих соседей. За несколько часов от колонии-противника может остаться голый известняковый скелет.

Но по большей части кораллы живут мирно. За год они способны нарастить до 5 сантиметров известнякового скелета. Именно этот процесс формирует стройматериал рифа. За год совместными усилиями полипы ББР производят до миллиарда тонн карбоната кальция!

Коралловые полипы

Конечно, для этого полип нуждается в массе энергии и нутриентов — питательных веществ. Коралловым полипам не справиться с этим самостоятельно.  Но на протяжении своей эволюции полипы изобрели замысловатое решение этой проблемы. Они образовали удивительный союз с одноклеточной водорослью — зооксантелою. Крошечные растенья 1452630256_ri2входят в состав коралловой ткани — до 5 миллионов на каждый квадратный сантиметр! Отходы жизнедеятельности полипов поставляют им необходимые нутриенты. Ну а водоросли, развиваясь внутри коралла, с помощью фотосинтеза образуют под действием солнечного света кислород и сахары. Те сахары дают кораллам необходимую энергию.

Это преимущество имеет и обратную сторону — коралл является заложником солнца. Для роста ему необходимые осиявшие лучом мелкие воды тропиков. Но там рифы остаются без всякой защиты. Тогда как на побережье Австралии часто надвигаются грозные силы.

Необъятных масштабов вихри с тучами и молниями поднимают небывалые за высотой океанские волны. Скорость ветра — 150 километров в час. Это тропические циклоны, которые формируются над теплыми водами южного запада Тихого океана и периодически атакуют . Раз на несколько десятилетий они бывают просто-таки сокрушительными. Огромные волны разрушают ломкие скелеты кораллов, крошат их и сбрасывают на дно. Передние края рифа принимают основной удар, защищая остальные свои части. Благодаря этому морским травам в уютных лагунах и побережьях уже ничего не угрожает.

Но если жизнь в этих водах регулярно поддается таким опасностям, то как Большому Барьерному рифу удалось уцелеть? Секрет стойкости в том, что он больше любого урагана. Коралловое кладбище — не только смерть и разрушение, но и зарождение новой жизни.

Ураган повреждает не весь риф. В наихудшем случае уцелеть удается 80 процентам кораллов, и каждого ноября среди них начинается массовый процесс размножения. Лунными ночами кораллы выпускают в воду сперматозоиды и яйцеклетки. Они буквально «дымят» потоками жизни. Под водой все укрывается туманом из органической субстанции. Когда муть рассеивается, появляются крошечные кораллы-кочевники. Они не остаются на своем родном рифе. Глубоководное течение разносит личинки кораллов, рыб и беспозвоночных по всему ВБР. Один-единственный полип — это начало новой колонии. Маленькое яйцо, которое превращается в какой-либо «цветочек с рожками», — это будущая новая стена.

Может показаться странным, но разрастание нового кораллового скелета на основе старика, мертвого, является чрезвычайно важным для непрерывности жизни в этом водном мире. Почему? Чтобы понять, стоит заглянуть в прошлое.

Жизнь продолжается

10 тысяч лет назад этот берег выглядел совсем иначе. Последний ледниковый период завершился, и уровень Мирового океана с тех пор постоянно поднимался. Затопленные низины превращались в лагуны. Уровень воды был на 100 метров ниже, чем сейчас. Но потом вода начала прибывать, что делает и доныне, угрожая похоронить рифы в своих хмурых глубинах.

Да, когда-то Большому Барьерному рифу наступит конец. Но еще не сейчас. Он из года в годbbr6 возобновляется и нарастает — слой за слоем. Скелеты давно умерших кораллов склеиваются живым цементом. Течение продолжает приносить жизнь, и риф растет дальше, співвідносячи свою высоту с ростом уровня моря. Так кораллы остаются около поверхности, и их водоросли-зооксантелы могут участвовать в фотосинтезе.

Жизнеспособность рифа поражает. Ее обеспечивают три главных фактора: огромная мелководная платформа, сильное течение, которое приносит микроорганизмы, и симбиоз миллиметрового кораллового полипа с микроводорослью.

Чудо? Да! Космического и в то же время микроскопического масштаба.

Наиболее интересные цифры

Большой Барьерный риф — наибольшая в мире система коралловых рифов, которые расположены в Коралловом море, вдоль восточного побережья Австралии.

Протягивается полосой на 2300 км из юга на север. В северной части имеет ширину около 2 км, в южной — 152 км. На юге удалена от берега на 300 км, а дальше на север приближается к материку на расстояние до 32 км.

Основная часть рифа охватывает свыше 2100 отдельных рифов, которые окружены почти 540 барьерами.

В целом здесь встречается свыше 400 видов кораллов, 5000 видов моллюсков, 500 видов морских водорослей, 1500 видов морских рыб, 240 видов птиц, а также 2195 известных видов растений.

Деликатный туризм

Весь Большой Барьерный риф объявлен морским парком(5 млн. га) и внесен к Мировому наследству ЮНЕСКО.

Акватория и острова разделены на 6 зон доступности. В зону наистрожайшего контроля допускаются лишь официальные исследовательские экспедиции. В зоне общего использования разрешен тральный вылов рыбы, туризм и продажа кораллов.

Туризм на ВБР дает ежегодно миллиарды австралийских долларов прибыли. Организуются яхтенные прогулки, туры дайвинга, полеты на самолетах и вертолётах, гостинично-пляжный отдых и пикники на островах.

Правила поведения для туристов достаточно суровы. Например, не позволяется касаться кораллов.

Сезон посещения охватывает весь год. Наилучшим считается период из мая по сентябрь.