Чикаго — родина небоскребов

Сверху геометричность зданий несколько напугала. Самолет заходил на посадку в Чикаго вечером. Я смотрела и думала: слишком много, слишком высоко… Как же там, внизу, живется без солнечного света?

Утро принесло неожиданность: я стояла на залитой солнцем широкой улице Мичиган-авеню, наблюдала за прохожими (каждый третий — со стаканом кофе из «Старбакса») и разглядывала шикарные высотки. И чувствовала себя как дома.

Об архитектуре

Чикаго СШАДальнейшее исследование города выявило, что не все улицы в нем такие широкие, как центральная Мичиган-авеню ( определенный отрезок ее известный еще как «Великолепная миля» — за скопления магазинов — от самых известных до демократических). И не везде небоскребы такие роскошные, как на этой авеню. Большинство артерий города довольно узкие, высотки на них — небольшие по периметру, прямоугольные. Прямые солнечные лучи на улице почти никогда не заглядывают, потому что небоскребы в любое время суток отбрасывают тень. Странно, но это нисколько не угнетает. Громады небоскребов на меня не давили и никакого дискомфорта не вызвали. Видимо, в этом и есть уникальность архитектурного планирования Чикаго: строители города неплохо поработали с пространствами и объемами.

Такая возможность выпала архитекторам через беду: в Чикаго в 1871 году от опрокинутой хвостом коня керосиновой лампы произошел пожар, уничтоживший чуть ли не весь город. Огонь расчистил пространство для интенсивной застройки за передовыми на то время технологиями. Процессу особенно поспособствовала Всемирная выставка 1893 года, проходившая в Чикаго, посвященная 400-летию открытия Америки и поэтому названная «Колумбовской». Подготовка к выставке проходила одновременно с восстановлением города после страшного пожара.

Именно во время восстановления центра Чикаго построили первый в мире небоскреб — дом Домашнего страхования (1885), где использовали каркасное строительство. Он имел целых… 10 этажей и простоял до начала Великой депрессии.

Колумбовская выставка

ЧикагоКолумбовская выставка стала одной из самых масштабных в мире за всю историю проведения таких мероприятий. Она также вышла в лидеры по изобретениям: на ней впервые в мире представили колесо «Ferris Wheel» Джорджа Ферриса (кстати, по-английски колесо обозрения так и называется — «Ferris wheel».) Появился и первый в мире путь на высоких опорах (нынешняя «коричневая» линия метро «L», или EL, от «elevated» — «надземный»). Именно эта надземка и была одной из главных моих ассоциаций с Чикаго. Только я не думала, что она проходит по центру города. Было странно видеть солидные, испытанные веком металлические каркасы с ржавыми заклепками, которые часто упираются просто в дома и по которых над головой время от времени грохочут современные серебристые поезда.

Небоскреб Трибьюн-тауэр» можно рассматривать долго. Построен в 1925 году как главный офис газеты «Сһісадо Tribune», он известен коллекцией камней и фрагментов известных зданий со всего мира (136 штук), которые вмонтированы в его фасад. После часа изучения камней из Вестминстерского аббатства, великой Китайской стены, Тадж-Махала, Берлинской стены, Эдинбургского замка, какой-то из египетских пирамид, краковского Вавеля, собора святого Петра в Риме, Нотр-дам-де-Пари и десятков других легендарных сооружений, мной были найдены… камень из киевского Михайловского Златоверхого монастыря. Можно предположить, что камень был спокойно взят на руинах уничтоженного большевиками храма и привезенный кем-то в Чикаго. Но мне до сих пор интересно: давали разрешение, например, китайские власти вывезти из «Запретного города» в Пекине камень, богато украшенный орнаментом?

В Чикаго тут и там всплывают скверики (бывают двух видов — для отдыха людей и выгула собак), с дерева на дерево скачут белки, а шум города кажется таким далеким. В центре не бывает скопления машин — парковки везде платное, а оставлять авто на улице строго запрещено. Не наблюдала я особой суеты среди рабочих будней.

Кстати, окна, которые открываются вверх, придуманы в Чикаго через постоянные сквозняки, от которых часто разбивались стекла. Почти каждый крупный город Америки имеет прозвище Чикаго — «windy city», в том числе через постоянный ветер, который дует с озера Мичиган и усиливается архитектурой города. Хотя, говорят, не физический ветер стал причиной такого названия. В конце XIX века чикагци были известны тем, что любили хвастаться, не подкрепляя свои слова фактами, — бросать слова на ветер.

Сверху и снизу

Еще одно утро застало меня в «смотровом» ресторане «360 Чикаго» над Мичиган-авеню, на 96-м этаже центра Джона Хэнкока. Наслаждаясь утренним кофе и пейзажами, я с удивлением узнала, что это не самая высокаяЧикаго смотровая площадка города. Что же до «Уиллис-тауэр», а точнее, к смотровой площадке на его 103-м этаже (412 метров) с полностью стеклянными балконами (с полом) решила наведаться вечером, полюбоваться огнями ночного города.

«Уиллис-тауэр» был открыт в 1973 году. Высота — 110 этажей, лифт поднимает на 103-й за минуту.

Посещение самого высокого небоскреба в США пришелся на последний день пребывания. Моросил дождь, и я, мокрая и немного злая, уже и не думала, что по такой погоде смотровая площадка открыта. На самом деле непогода сказалась лишь тем, что лишила меня стояния в очереди. Когда ехала в лифте, то думала, что я одна такая ненормальная. Оказалось, что нет — приключений захотели стайка японских туристов и влюбленная парочка из Бразилии.

Подъем на лифте комментируют с монитора — например, сообщают, что вы минуете 53-й этаж на высоте самой высокой египетской пирамиды.

Пейзаж, конечно, непревзойденный. Все выглядело так, будто я снова пролетала над Чикаго, только небоскребы уже не казались такими неприветливыми. Самое интересное на «Небесной палубе» (Skydeck) — это те самые четыре стеклянные балконы. Признаю, что стала на прозрачный пол не сразу, хотя и не боюсь высоты. Однако на следующие балконы я зашла уверенно и потом не хотела возвращаться на «землю».

Казалось бы, в таком мегаполисе должны быть пробки. Но нет. Кроме привычного, в Чикаго есть и подземныйЧикаго город. Мое знакомство с подземным Чикаго началось сразу после приезда: у моего отеля на Мичиган-авеню внимание привлекли лестницы под землю. Оказалось, что там внизу — еще одна улица. Выяснилось, что под асфальтом есть другой город — «транспортный» Чикаго со своими перекрестками, светофорами, полосой для парковки и тротуарами. Позже знакомый мне сказал: «И это еще не все. Бывают и уровни «минус два» и «минус три». Там тоже магистрали».

Машины мчатся по улицам, будто их подгоняет сквозняк из озера Мичиган.

Об искусстве

Оно в Чикаго везде: и в многочисленных галереях, и в Институте искусств с его великолепной коллекцией импрессионистов и модернистов, и просто на улицах. Чего стоят огромные скульптуры авторства Пабло Пикассо и Хуана Миро на Вашингтон-стрит или мозаика моего любимого Марка Шагала (280 кв. г) на стене банка!

Но главный арт-объект современного Чикаго — это так называемая «Фасолина», или «Боб», на английском — «The Bean», в «Миллениум-парке». Хотя Аниш Капур, известный художник, назвал свое творение совсем иначе: «The Cloud Gate», то есть «Облачные ворота», и обиделся на чикагцев, когда узнал, как они окрестили его детище. Скульптура изображает каплю ртути, застывшую за секунду до падения на землю.

Чикаго«Фасолина» невероятно классная! Она состоит из 168 сваренных листов нержавеющей стали, отполированных так, что швов абсолютно не видно. Именно только их полировка заняла более года. От объекта не отойти, такой он хороший и забавный.

Вообще в «Миллениум-парке», открытом в 2004 году на месте гаражей и железнодорожного депо, полно объектов современного искусства — и постоянных и монументальных, и меньших, переменных, выставляемых здесь же. Кстати, автостоянка и депо существуют и сейчас вместе со станцией метро под парком, поэтому его часто называют «самым большим в мире садом на крыше». Жаль, что мне не довелось увидеть в действии фонтан «Корона» дизайна испанца Жауме Пленси (конструкция начинает работу только в мае). Фонтан состоит из двух гигантских телевизоров, показывают лица людей, изо рта которых течет вода. Театральный павильон имени Джея Притцкера — работа Фрэнка Гери, притцкеровского же лауреата. Летом здесь проходят бесплатные концерты под открытым небом. А еще он автор пешеходного моста «Би-Пи» (ВР), который соединяет парк с озером Мичиган. Еще один мост ведет от парка к однЧикагоой из зданий Института искусств. Он был спроектирован другим притцкеровским лауреатом — Ренцо Пиано.

Столько искусства просто на улице, да еще и таких авторов и такого масштаба, я не видела больше нигде.

Новое измерение

Мне кажется, именно на такой философии построено Чикаго. Она пронизывает город слева направо и сверху вниз. Здесь бетонные громады сосуществуют с ярко-зелеными газонами и скверами. А все побережье озера Мичиган свободное от застройки, там только пляжи и парки. Дети и взрослые, велосипедисты и скейтеры.

Новое измерение — это когда ты в парке видишь зайцев, которые пощипывают траву. Или, идя по Стейт-стрит, вдруг слышишь звуки бодрой музыки и понимаешь, что они доносятся из динамиков возле инсталляции — кучки микрофонов, что торчат из газона и меняют Чикагосвой цвет под звуки песенки. Это когда улицы чистые, как будто их заметают трижды в сутки. Это когда до тебя, если ты больше пяти минут озабоченно оглядываешься в попытках сориентироваться, непременно подойдет горожанин и спросит, не нуждаешься ты в помощи.

Почему мне так понравилось Чикаго? Потому что, как бы банально это не звучало, оно — для людей. И потому что в этом мегаполисе всегда есть место небанальному и неожиданному.

Советуем посетить

Аттракцию «Скайдек» — 4 стеклянные балконы на 103-м этаже Уиллис-тауэр».

Чикагский институт искусств (Chicago Art Institute) с роскошной коллекцией произведений импрессионистов и модернистов.

ЧикагоМузей науки и промышленности (Museum of Science and Industry) с немецкой подводной лодкой «U-505», захваченной во время Второй мировой войны, космическим кораблем — участником миссии «Аполлон-8», а также действующей моделью торнадо.

Аквариум Джона Шедда (Shedd Aquarium) — один из крупнейших в мире океанариумов, коллекция которого включает 2100 видов рыб, морских млекопитающих, птиц, змей, амфибий и членистоногих.

Биологический музей им. Стэнли Филда (The Field Museum) с полным из найденных скелетов тираннозавра.