Лестница в небо

В два часа ночи просыпаюсь от топота по коридору тяжелых ботинок. На «автопилоте» бросаю в штурмовой рюкзак самое необходимое: штатив, фотоаппарат, сменную одежду, немного еды. Глотаю две таблетки витамина С и запиваю водой. Судя по льду в бутылке и примерзших к стеклу занавесках на окне, в небольшой комнате ночлежки — минусовая температура. Только сейчас замечаю, что уснул, не сняв верхней одежды и обуви.

Вот и наступил момент, которым жил столько времени. В позапрошлом году вершина не поддалась: не получилось, не осилил, не смог… Теперь попытка номер два.

Вершины грез

НепалПосле покорения Эвереста (8848 м) полвека назад Непал из закрытой страны превратился в «Мекку альпинизма» — со всего мира сюда стали съезжаться искатели приключений и те, кто ради славы и «заветных восьми тысяч» мог пожертвовать всем.

Ежегодно около 800 человек пытаются взойти на вершину самой высокой горы в мире. С 1953-го здесь побывали 15 тысяч человек. 4 тысячам из них удалось достичь вершины.

Гималаи называют «королевством ледяных пиков». На территории одного только Непала — более 1300 гор высотой более 5500 метров. Некоторые до сих пор так и не покорены, а некоторые по силам даже начинающим туристам — такие называются «трекинговыми».

Подготовка к восхождению на восьмитысячник, или «технический» пик, может продолжаться несколько лет и включать поиск спонсоров, бесчисленные медосмотры и десятки часов тренировок в спортзале. И проблема в том, что никто не желает переждать неблагоприятный сезон — хотят поскорее и сразу. Взрослым людям трудно объяснить, что Эверест как стоял, так и будет стоять — за год или полгода никуда не денется.

НепалМало того — на гималайские вершины часто отправляются люди, которые раньше никогда не ходили в связке и не очень представляют, что такое ледоруб. Даже сам Эверест стал «прогулочным» восьмитисячником — в экспедиции туда берут почти всех, кто готов заплатить. 40 дней ада стоят от 35 тысяч до 120 тысяч долларов. Соглашаясь на такую авантюру, нужно тысячу раз взвесить и осознать весь риск, поскольку домой с Эвереста можно не вернуться.

Хотите съехать с гималайского шеститисячника на лыжах или сноуборде? Нет проблем — многие организаторы могут включить эту опцию в программу.

Гималайская ночь обдает острым холодом и в густой тишине шумит, как прибой сумрачного моря. Яркие бриллианты звезд ковром рассыпались по небу, тускло освещая уснувшие пики гор. Прыгающие лучи фонарей разрезают темень, жить которой осталось считанные часы — скоро рассвет. Нужно быть на вершине до восхода солнца, иначе все зря, все напрасно.

Все в Меру

Трекинг и восхождения на трекинговые вершины — это не так круто и величественно, как альпинизм на восьмитисячниках, зато проще, меньше риска для кошелька и здоровья.

Одной из самых высоких треккинговых вершин в Непале считается пик Меру (6476 м). Горный маршрут экспедиций туда начинается в Лукле и пролегает районом долины Хинку. Первый базовый лагерь — на высоте 5415 метров, где альпинистам выделяют отдельный день на подготовку: работа с веревками, преодоление ледника, практика подъема и спуска… Второй лагерь — еще выше, на 5800 метрах. С него отправляются на штурм вершины. Обычно до рассвета.

С пика открывается роскошный вид на пять из шести самых высоких вершин мира: Эвереста (8848 м), Чо-Ойю (8201 м), Лхоцзе (8516 м), Макалу (8463 м), Канченджанги (8586 м), а также панорамы живописных Нупцзе (7855 м) и Чамлангу (7319 м).

Туристы могут взять все необходимое снаряжение в аренду. Обычно стоимость проката «снаряги» — 200-300 долларов.

НепалВ целом экспедиция с подъемом на пик Меру длится около 20 дней. Грамотная акклиматизация — залог успешного восхождения. По стандартной программе, штурм вершины — лишь на 12-й день после прилета.

Восхождение не является технически сложным (наклон редко превышает 40%). Единственное требование — хорошая физическая форма и отсутствие медицинских противопоказаний.

Что я здесь делаю, почему сейчас, чего хочу? Зачем люди идут в горы? Зачем рискуют здоровьем и безопасностью? Проверить себя на прочность? Доказать что-то кому-то или самому себе? Бросить вызов окружению? Убежать от обстоятельств и жизни? Духовная практика или просто развлечение?.. Ответ у каждого свой, ведь Человек — всего лишь человек. Вечный вопрос и вечный камень преткновения для тех, кто чувствует и знает, а также для тех, кто никогда не сможет понять.

Помощники

Без них не обходится ни одно гималайское восхождение. Это непальские шерпы — народ,Непал, шерпы который на протяжении поколений приспосабливался жить в горах. Для них покорение вершин — не спорт и удовольствие, а смертельно опасное ремесло и изнурительный труд.

За весь период восхождений на Эверест на его склонах погибли более 200 человек, и большинство из них — шерпы. Многие тела до сих пор лежат в зоне смерти. Но как можно объяснить это клиентам, которые заплатили кучу денег, спланировали свое приключение по минутам и хотят, чтобы все было идеально?

За четыре месяца работы (один сезон) высокогорный шерп-гид на Эвересте зарабатывает больше, чем среднестатистический непалец за всю жизнь.

Они первыми прокладывают почти 5 километров новых веревок на маршруте, доставляют в «зону смерти» баллоны с кислородом, разбивают лагеря на высоте 7000-8000 метров. Многие умирают, многие получают серьезные травмы.

40 лет назад вдова непальского гида получала свыше 1000 долларов страховых выплат. Организация похорон стоила 50 долларов. Затем семья погибшего могла позволить себе открыть придорожное кафе на туристическом маршруте. В наше время размер страхования, которое получает вдова погибшего горного гида, составляет 11 000 долларов, при этом стоимость похорон — около 5000.

Высокая смертность среди шерпов вызывает в Непале споры о целесообразности проведения сложных восхождений в Гималаях. Запретить их полностью — значит лишить заработка десятки и сотни семей. Единственный выход — предложить этим людям выбор.

НепалСмогут ли западные любители совершать восхождения на серьезные гималайские вершины без помощи шерпов? Не думаю. Кто-то все же должен крепить веревки, доставлять кислород, пищу, снаряжение, разбивать лагерь наверху. Большинство альпинистов-клиентов несут на маршруте около 6 килограммов груза, тогда как шерпы — до 40. Впрочем многие клиенты просто не замечают этих мелочей. Они хотят, чтобы к их приходу в лагерь было приготовлено горячую пищу, обустроен душ, а на столе стоял бокал с хорошим вином.

Молчаливое и далекое, сходит за белоснежными пирамидами гор солнце. Оно бросает пучки ослепительного серебра и застывает где-то высоко в небе. Длинные его лучи, словно стрелы, пронизывают серые тучи, которые цепляются за острые каменные уступы…

Поход, это пытка с наслаждениями от невиданных красот, продолжается.

Трудности и опасности

На высоте даже у совершенно здоровых людей начинается так называемая горная болезнь. Она проявляется в форме недомогания, отсутствия сна и аппетита, непрерывной головной боли, сильного стресса и раздражительности, диареи. Причина — кислородная недостаточность. На высоте 5000 метров кислорода в воздухе вдвое меньше, чем на уровне моря, а на 8000 — втрое.

Оказывается, «горняшка» очень зависит от влажности воздуха. На Камчатке, в условиях морского климата, ее признаки фиксируются уже на высоте 1000-1500 метров. В Гималаях сухо, поэтому проблемы начинаются на высотах около 5000 метров.

Острые формы горной болезни на треккинговых маршрутах наблюдаются редко, лишь у каждого пятого. В таких случаях единственное действенное средство — немедленный спуск на 1000-1500 метров. Иначе болезнь может приобрести осложнение, опасное для жизни.

На высоте более 4500 метров поджидает снежная слепота. Это ожог роговицы глаза, вызванный жесткНепалими ультрафиолетовыми лучами солнца, которые еще и отражаются от снега. На Эвересте с каждыми 300 метрами уровень ультрафиолета растет на 5 процентов. Единственный способ не потерять зрение на несколько недель — соблюдать правила техники безопасности и носить специальные солнцезащитные очки. Речь идет не о пластиковом ширпотребе, а настоящих альпинистских очках минимум с четвертым уровнем защиты. Продаются они в специализированных спортивных магазинах за 100-150 долларов. Из личного опыта могу сказать, что на таких вещах не сэкономишь. Только самое лучшее, качественное и точка.

Последние сто метров. Пятьдесят. Десять. Вершина! Превозмогая усталость, адскую боль в голове и ногах, усаживаюсь на камень и смотрю в сторону ледника. Мысли продолжают кружиться вихрем, усталость смешивается с чувством радости и тихого восторга.

Где-то там, внизу, просыпаются горные селения, и в маленькие окна домов нетерпеливо Непалстучит шум беспокойного утра.

Зона смерти

В профессиональном высотном альпинизме есть понятие «зоны смерти», или «летальной зоны», которое в 1952 году ввел Эдуард Висс-Дюнан, руководитель швейцарской экспедиции на Эверест. Он предположил, что есть определенные пределы высот, длительное пребывание в которых ведет человека к гибели. Например, выше 8000 метров альпинист может находиться не более 2-3 дней.

В «зоне смерти» организм работает на пределе своих возможностей и привлекает внутренние резервы — сжигается мышечная масса и начинает отмирать мозг. Постепенно сопротивляемость к воздействию высоты падает, и наступает смерть. В истории покорения Эвереста зафиксировано множество случаев длительного пребывания человека на высоте свыше 8000 метров. Выжили единицы.

Один из самых «популярных» стереотипов — это то, что спуск с вершины не представляет опасности. По статистике, 80% несчастных случаев в профессиональном альпинизме происходят на сходе с горы, когда истощенный нагрузками организм уже не выдерживает. Простая инфекция, которая внизу лечится десятком таблеток, в летальной зоне может стать смертельной.

Непал ЭверестИ зачем вот туда идти?

Вот она, красавица. Джомолунгма — так называют ее тибетцы. Сагарматха — зовут непальцы. Эверест. 8848 метров. Не хватит слов всего мира, чтобы передать чувства, которые переполняют душу, когда видишь гору воочию — грандиозную, неприступную и величественную. Самую высокую гору Земли. Не знаю, осмелюсь ли я когда-нибудь бросить ей вызов. Поистине это пик, который перевоспитывает и переворачивает все в сознании …

С момента моей последней поездки в Непал прошел год, но я до сих пор чувствую вкус того воздуха, запах пыли тех троп, аромат горячего чая с молоком и пряностями. Легким эхом отдается боль в висках и затылке.

Я люблю Гималаи, где вмерзшие в лед поросшие мхом камни оттаивают на солнце, оживают ледниковые реки, взлетает вверх гигантский клин моего любимого пика. Мне часто снится манящая и очень спокойная нереальность, соединенная с непринужденной действительностью, а еще — трепетное, парящее чувство, которое наполняет сердце только там, возле той самой вершины.

Не ждите весны

После землетрясения, произошедшего весной 2015 года, Непал активно отстраивается. Трекинговые маршруты почти не пострадали — из 35 самых популярных, повреждено только 2. Целыми остались 9 из 10 национальных парков, все аэропорты и 90 процентов отелей. Надо ли говорить, что сейчас страна особенно рада гостям?

Лучшее время для трекинга и восхождений в Непале — весна и осень. Некоторые экспедиции организуются и в другие сезоны, но вы рискуете много потерять из-за непогоды и постоянной борьбы с низкими температурами. Начинайте подготовку прямо сейчас, не дожидаясь весны.