Мелодия Фарерских островов

фарерские островаПервый Вопрос, который ставит перед собой будущий путешественник о Фарерских островах – «где это?». А после нескольких кликов в интернете почему «National Geographic Traveler» назвал их «уникальнейшими островами в мире»! И вопросов становится все больше…

Но, к сожалению, исчерпывающей и реалистичной информации интернет не даст.

Интрига держится до приземления в аэропорту «Вагар» (единственных воздушных воротах Фарерских островов).

Итак, все по порядку.

Песчинки в холодном море

Вторая поездка на Фареры выпала мне в апреле 2016 года. Хорошо, что удалось выстроить график так, чтобы побывать в гостях и оценить страну не только по программе туристической выставки, но и за особенностями жизни наших коллег, проживающих в этой стране не один год.

Фареры — это архипелаг из 18 островов (17 заселены), за площадью в 20 раз менше Московской области, 113 километров в длину и 75 в ширину. При этом береговая линия составляет 1 100 километров. Максимальное расстояние из любой точки суши до края прибоя — всего 5 километров. Высота над уровнем моря — в среднем 300 метров, самая высокая гора — 882 метра.

«Чувство семьи единой»

Летели мы через Копенгаген, поэтому побывали в большом и комфортном аэропорте «Kastrup». Большинство из тех, кто ожидал рейс на Фареры, производили впечатление родственников — были похожи между собой, будто двоюродные братья и сестры, что собрались на свадьбу к родственникам. Большие, крепкие, они громко разговаривали каким-то особым языком, смеялись и были едва ли не все знакомы друг с другом. Они явно выделялись среди того разного микса, который является привычным для любого европейского аэропорта.

Это и не удивительно — на Фарерах живут около 48 тысяч человек, многие из которых действительно являются родственниками во втором или третьем поколении. Поэтому на островах царит ощущение «большой деревни» в хорошем смысле этого слова — с вами могут поздороваться на улице (как правило, английским владеет большинство местных вместе с фарерским и датским языках).

Кстати, наличие фарерской визы у нас проверили только при посадке в самолет. А вот после прилета на архипелаг найти пограничника и погасить визу в этот раз не удалось ( прошлые разы я все же нашла пограничника и уговорила поставить мне отметку в паспорте).

Страна в стране

природа ФарерГенетически фарерцы ближайшие до исландцев, норвежцев и кельтских народов. Позже эти территории использовались как связующее звено между Скандинавией и колониями викингов в Исландии и Гренландии. К концу XIV века они входили в состав  Норвегии, потом были в совместном владении Норвежского и Датского королевств, а из 1814 года стали частью последнего. Во время Второй мировой войны острова оккупировала Великобритания. Сейчас это автономный регион в составе Королевства Дания. С 1948 года Фареры самостоятельные во всем, кроме вопросов обороны и внешней политики, даже имеют свой парламент из 33 избранников и собственное правительство.

Первозданность

Совершенно фантастические пейзажи нас встретили при заходе на посадку над аэропортом на острове Вагар.

В иллюминаторе была практически вся страна: из океана рангом выросли отвесные скалы, словно огромные копья, направленные в небо, появились белые потоки водопадов и зеленые долины, окружены разноцветными домиками…

Эмоции от вида суровой, величественной природы просто переполняли. Посадка. Небольшой, вполне современный аэропорт и… вокруг — пейзаж первых дней после Божьего сотворения: на зеленой травке мирно пасутся овечки, воздух пахнет свежестью, чистотой и первозданностью! Легкие мгновенно наполняются ароматом океанской свежести, появляется какая-то легкость и сила в теле. Вот и первые «визитные карточки» острова — Пейзажи и Воздух. Жадно вдохнув, мы двинулись вперед.

Дорога в ФарерахИзменчивость

Дальше была дорога, но какая! Идеальное асфальтовое полотно то ныряло в подводный, идеально оборудованный тоннель между островами, то забегало на холмы, то снова погружаюсь в долины и — снова в тоннель… Мысль, что над нами 150 метров морского дна, а над ним — многометровая толща воды, немного смущала воображение. Кстати, в стране около 20 тоннелей, проложенных и под морским дном, и в скалах. Здесь почти 1000 километров дорог, половина из которых имеют качественное асфальтовое покрытие, и только 4 светофора!

Так мы проехали больше чем полстраны, пересекая за какой-то час  три острова и почти не встретив машин и людей, удивляясь бесконечно меняющимся пейзажам и такой же непостоянной погоды за окном, любуясь умиротворенными отарами овечек (которых здесь больше, чем людей) и игрушечными домиками из аккуратно подстриженными галлонами вместо привычных крыш.

На Клакевик, где нас уже ждали, опускались сумерки. Было непривычно тихо, как для второго по величине города страны (в нем аж 5000 населения). Я была уверена, что подобных картинок еще не видела. Что-то напоминало Исландию, что- то — Швейцарию, что- то — Новую Зеландию, но чтобы все вместе было похоже на какую-то одну страну, то нет. И снова этот воздух с особым ароматом «большой воды», которая всегда рядом…

Природотерапия

Следующие три дня нам любовно показывали страну. Мы летали на вертолете. Здесь их два, они выполняют роль маршрутного такси, совмещая с десяток островов, цены на полеты на удивление дешевые — что-то около 15 евро с пассажира за 10 минут полета. Вертолеты современные, с большими окнами и имеют кожаные сиденья. Киношная  картинка «Фареры с воздуха» врезается в память навсегда.

Передвигались на паромах (это тоже разновидность общественного транспорта между десятком островов), часть из которых была похожа на круизные лайнеры с несколькими палубами, «брюхом» для автомобилей, вкусной выпечкой и ароматным кофе в кафе. А в панорамных окнах — снова океан, из которого вырастают острова и островки. Возникает желание плыть долго-долго, подальше от городской суеты и бетонных джунглей…

Кружили по разным островам на машине, наблюдая то горы, покрытые снегом, то, буквально через какие-то полчаса, сочные зеленые долины под яркими лучами солнца.

Заезжали в небольшие церквушки совсем без людей, где внутри пахло по-особенному — морской свежестью и древесиной. Останавливались на бесконечные фотосессии возле водопадов, отвесных скал, зеленых долин с бисером рассыпанных по ним забавными овечками (отсюда, видимо, и название — Фарерские, то есть «овечьи» острова). Любовались яркими цветными домиками с травяными крышами… И с благодарностью принимали эту «природотерапию», чувствуя, как наполняемся гармонией и спокойствием.

Океанский футбол

Фареры овечкаВ сознании с трудом сочетались несколько «файлов»: волны Северной  Атлантики, берег из черного песка, а рядом на возвышенности — яркая зелень футбольного поля. Мы даже остановились и вышли из машины, сначала — плохо осознавая увиденное. Подошли ближе, и я даже закрыла глаза, слушая возгласы игроков, которые тренировались под аккомпанемент прибоя и мелодию ветра. Никак не могла сложить воедино увиденное и услышанное — картинка упорно ассоциировалась с фантастическим фильмом. Хотелось себя ущипнуть — может, это сон? Но футболисты жизнерадостно бегали по полю, обмениваясь фразами на непонятном языке, волны белой пеной накатывались на черный песок, и одинокие пронзительные крики чаек возвращали к реальности.

Вечером я зашла в интернет (кстати, везде стабильно действует мобильная связь, есть 3G и 4G), и цифры сухой статистики добили совсем: на 48 000 населения приходится 15 стадионов, причем большая часть — с искусственным освещением и общим числом зрительских мест.  Есть свои сборные (мужская и женская) по футболу, своя федерация с членством в FIFA и UEFA, а также своя премьер-лига из 10 клубов.

Финальный акорд

Потом был Торсхавн, похожий и не совсем похож на столицу. Привычная круговерть туристической выставки со встречами, обедами, снова встречами, посиделками в местных Фареры природабарах, разговорами обо всем и ни о чем. А вот завершающий аккорд — гала-ужин. Как и положено на таких мероприятиях, все было красиво, вкусно, с акцентом на местные деликатесы. Но поразило не это. Фарерские музыканты просто обрушили на меня свою мелодичность, в которой я узнала особую свежесть фарерского  воздуха, энергию ветра, мощность океана и умиротворенность пейзажей. Они и сыграли последний аккорд в моем фарерском путешествии.

Портрет туриста, который захочет на Фареры, наконец сложился: уставший от гламурного пляжного отдыха и больших городов, ищет пространства первозданности и, возможно, встречи с самим собой.