Отзыв о поездке к бедуинам

В середине января в глубине Синайской пустыни, где сходятся территории пяти бедуинских племен, собираются две крупнейшие кланы посоревноваться, чей верблюд быстрее, джип мощнее, а ружье громче.

Событие совсем не туристическое, поэтому не стоит ожидать предложений от обычных водителей арабов. За неделю до верблюжьих бегов внесли задаток нашему товарищу и постоянному проводнику — бедуину из клана Музейная на имя Хадир.

Белоснежный джип

перегоны в пустыниВ понедельник он заехал за нами на своем белоснежном джипе. Трассой мы направлялись, по местным меркам, довольно медленно — со скоростью 120 километров в час, чтобы полиция не заинтересовалась, куда это бедуин везет иностранцев. К поездкам иностранцев в дикие места на Синайском полуострове относятся настороженно.

Проезжаем вади Газала. Оказывается, Хадир отсюда родом. В одноименном селе живут его родители и некоторые из братьев (их у него одиннадцать, на имена всех не помнит, а сколько сестер — никогда не считал). Все бедуины, которых мы знаем, или родились в ваде Газала, или имеют здесь родственников. Хотя в самом селе только десять домов — некий портал для выхода бедуинов в пустыне и горы.

Мы заехали сюда взять некоторые вещи и Хадирового племянника Измаила, но получасовае дело растянулась на несколько часов. Попили чаю в доме отца, потом пошли обедать в дом брата. Во дворе на песке лежало большое блюдо, на котором горой — вкусный рис с лапшой, салатом и курятиной. Мы все по кругу принимали пищу руками, валяли из нее шарики и отправляли в рот. Вспомнила, что я так играла едой в детстве. После обеда попили чаю, поговорили, пофотографировали детей.

Наконец выезжаем, сворачиваем с трассы на грунтовку, пятнадцать минут — и останавливаемся. Что, опять ?! Оказывается, время молитвы. Хадир и Измаил отправляют благодарности Аллаху, а мы рассматриваем пустынные растения. Их здесь достаточно много, они приятно пахнут и почти все является лекарством от простуды.

В поисках дров

ПустыняОпять едем, встречаем все больше джипов, доверху загруженных людьми, одеялами, посудой, канистрами с водой, дровами. Здесь Хадир резко сворачивает с грунтовой дороги и едет тупо сторону. Время собирать дрова. Где, в пустыне ?! Сначала Хадир ходил и дергал небольшие кустики, затем стал нам указывать на те, которые считал сухими, и приказывал их выкапывать. Опля! — Оказывается, большая часть растения скрывается в песке. Там, где под кустиком были высокие горки песка, мы находили крепкие стволы сухой, приятной на запах древесины. Охота на дрова так понравилось, что Хадир должен был затягивать меня в джип.

Теперь, кажется, мы не должны останавливаться, так как глубокий песок и каменные «полочки» нашему пикапу не помеха. Но авторитетный водитель Хадир должен подсказывать менее опытным бедуинам, как Пустыняпереезжать препятствия. Пока мы сами не погрязли в очень глубоком песке. Из соседней машины выскочили бедуины и начали нас толкать. Ребята долго мучились бы с пикапом, если бы я молча не подложила коврик под колеса — кто тут послушает женщину?

Далее ехали веселее и глазели в широком ваде «наших», у которых, стоит стать лагерем. С одной стороны долины стоял клан Тарабини, с другой — Музейный. Выбрали мы более-менее защищенное от ветра место (Хадир по виду песка может найти лучшее место для ночевки) и начали готовить ужин.

Мне сказали искать мелкие ветви на разгар. И вот стою я на четвереньках, вдруг — выстрелы. Падаю на живот и начинаю ползти к пикапу. Мои бедуины смеются. Просто каждый клан показывает, что у него есть оружие. Мужчины стреляют в небо, словно соревнуясь между собой. За следующие полчаса, пока звучали выстрелы, я почти побывала на войне.

Ужин

ПустыняПотемнело в пустыне очень быстро. Наш ужин готовили трое парней-бедуинов. Хадира здесь действительно уважают, поэтому на помощь пришли из соседнего лагеря.

Это была настоящий во всех смыслах бедуинский ужин. Под ногами — песок и камни пустыни, над головой — необозримое небо. В котелке кипит табих — жаркое из картофеля и цыпленка, на жару жарится хлеб Табана. Мы прихлебывает сладкий чай.

Утром под выстрелы из «калашей» мы отправились осматривать наездников и верблюдов. В гонках принимают участие почти исключительно дети. Во-первых, для «скакуна» они легче. Во-вторых, для мальчиков это мощный стимул и важный этап самоутверждения. Довольные собой, они наперегонки лезли фотографироваться.

И вот, когда почти все отправились на старт, мы только сели завтракать. Мое возмущение Хадир укротил аргументом, что так заплатим за просмотр гонки. Здесь с каждого джипа берут плату, который идет в призовой фонд.

Бешеное вождение

ПустыняВ конце концов, мастерское вождение Хадира дало нам возможность догнать и перегнать толпу. Взбешенный бедуин гнал по пустыне напролом, не жалея ни машины, ни нас. Казалось, что в результате я буду собирать по песку свои почки. Догнав верблюдов, мы оказались в гуще пыли, джипов, пикапов, черных закутанных лиц. Это не верблюжьи бега! Это гонки на джипах! На десяток верблюдов приходится сотня внедорожников — и все мчатся за «кораблями пустыни».

Вот и финиш. Выстрелы, суета! Выскакиваю из пикапа, бегу в толпу «ребят из Аль-Каиды» и без остановки фотографирую. В толпе не более пяти европейцев, из женщин — только я.

Поползло известие, что победили Тарабини, большинство из клана побежденных Музейная начали разъезжаться. Кто остался, собрались вокруг уважаемых бедуинов, начали советоваться, как делить призовые деньги. Кстати, приз собрали неплохой — первому месту досталось 6000 фунтов (можно верблюда купить). Переговоры продолжались долго. В процессе шутили, радовались. В кругу соплеменников мальчики-наездники сидели с полными величия лицами.

Меня в толпе нашел Хадир и потянул к машине. Оказывается, «контролеры» нашли его и требуют денег. Я на прощание посмотрела на верблюдов-победителей, и мы с радостью бросились вглубь пустыни. С пикапом за два дня я почти сроднилась.

Дети пустыни

ПустыняБедуины (в переводе с арабского — «те, кто живет в пустыне», «кочевники») — обобщенное название жителей арабского мира, ведущих кочевой образ жизни, принадлежат к разным национальностям и исповедуют разные религии.

На Синае живет 5 основных бедуинских кланов. Юг полуострова населяет клан Музейная, люди которого считают себя выходцами из Аравии. В окрестностях знаменитого христианского монастыря святой Екатерины живет клан Джабалия. Его представители якобы являются выходцами из Греции — они мусульмане, но сохранили некоторые христианские традиции. Большинство клана Тарабини живет на территории Израиля и Иордании.

Бедуинов объединяет традиция гостеприимства, они всегда готовы помочь и угостить путника чаем.

Хлеб «по-черному»

  • Бедуинский хлеб Табана готовится очень просто. Тесто замешивают только из воды и муки. Из него делают лепешку, которую обваливают в муке. Под костром в песке выкапывают ямку, кладут изделие туда и заворачивают жаром. Готовность определяют по глухим звукам, постукивая сверху палочкой. Хлеб пустыни вынимают, отряхивают и едят с чем Аллах послал.